Глухарь, или раскрытое убийство.

В среде следственно- оперативных работников, так называют в основном нераскрытые преступления, направленные против жизни и здоровья личности. Вот об одном таком преступлении, убийстве, совершенном более десяти лет назад, т.е. до момента принятия уголовного дела к своему производству,  я и хочу рассказать.  Областное руководство перевело меня в другой район области, так как нужно было там подкрепление, более того там имелись нераскрытые преступления прошлых лет, а у меня стаж следственной работы в органах прокуратуры  более тринадцати лет, кроме того я прошел переподготовку в Санкт- Петербурге

(в те времена он назывался Ленинград), в Институте усовершенствования следственных работников при Генеральной Прокуратуре СССР.

Инст.повыш.кв. Ленинград-2

Вот наша группа.  Руководством института я был назначен старостой группы. Здесь следователи со всего Советского Союза,    от западной Украины до Дальнего востока, от крайнего Севера до южных рубежей.

«Достопримечательностью» района, куда меня направили на работу, было то, что там находилась зона, т.е. колония- поселение для лиц, совершивших преступления по неосторожности. Там отбывали наказание водители автотранспортных средств, совершившие дорожно- транспортные преступления, повлекшие человеческие жертвы, неосторожные преступления против личности. Отбывал наказание даже летчик, который «уронил кукурузник». Поскольку тема авиации мне интересна, решил побеседовать с бывшим летчиком, как он попал в колонию.

Он рассказал, что в одной из союзных республик, производил химическую прополку посевов с воздуха на самолете АН-2, в простонародье называемом «кукурузник» и при одном из разворотов, на низкой высоте зацепил левой плоскостью, т.е. крылом за растущее дерево, в результате чего самолет рухнул на землю. Обошлось без человеческих жертв, но самолет пришел в негодное состояние. За неосторожное уничтожение государственного имущества, он был осужден.  Нельзя здесь не упомянуть о самолете.Эта машина была разработана в авиаконструкторском бюро Олега Константиновича Антонова.

Самолет бипланной схемы, с звездообразным бензиновым двигателем мощностью в одну тысячу лошадиных сил. С 1947 года в серийном производстве. До настоящего времени самолет АН-2 эксплуатируется в сельском хозяйстве, в основном для химической обработки полей, а также и в других отраслях народного хозяйства. Этот самолет по праву можно считать самолетом «долгожителем», так как бессменно эксплуатируется более пяти десятков лет и по надежности превосходит многие образцы самолетов своего класса, как бывших советских, так и зарубежных.

Фабула преступления, причиной которой явился мой перевод на новое место работы состояла в том, что более десяти лет тому назад в колонии- поселении было совершено убийство осужденного, который кстати также отбывал наказание за совершенное убийство. В течении нескольких дней я изучил многотомное уголовное дело из материалов которого явствовало, что убийство совершенно колюще- режущим орудием преступления, вероятно ножом. По делу в качестве подозреваемого привлекались несколько осужденных, но из за недостаточности улик уголовное преследование в отношении них было прекращено.

До меня несколько следователей возобновляли данное уголовное дело, однако проведя некоторые следственные действия, вновь приостанавливали уголовное дело, то ли из за нехватки времени, так как в подследственности органов прокуратуры были в основном сложные уголовные дела, это убийства, изнасилования, разбойные нападения, хозяйственные преступления с ущербом в особо крупном размере, а также все преступления, где санкцией статьи предусматривалась смертная казнь, преступления в отношении работников правоохранительных органов.

В результате изучения дела, меня заинтересовал один из осужденных, который ранее в числе  других привлекался в качестве подозреваемого, но как я сказал выше из за недостаточности улик уголовное преследование в отношении него было прекращено. Он еще отбывал свой срок за ранее совершенное убийство. В спецчасти колонии я по личному делу воссоздал его потрет как преступника, но лично разговаривать на тему касающегося нераскрытого убийства, я не стал, чтобы не насторожить его. Ознакомившись с приговором суда, изучив фабулу ранее совершенного убийства пришел к выводу, что дело придется иметь с очень дерзким, без чувства жалости, с садистскими наклонностями типом, вину которого не смогли доказать по «горячим» следам, а по истечении более десяти лет, ох как будет не просто.

После изучения уголовного дела, мне предстояло создать подробный план расследования уголовного дела, выдвинуть следственные версии, а также другие организационные вопросы. Основной круг вопросов, которые необходимо было решить, это найти орудие преступления, отыскать одежду как подозреваемого так и потерпевшего, произвести эксгумацию трупа, отыскать возможных свидетелей преступления, а также установить адреса и местожительства сотрудников колонии, которые по имеющейся информации выехали за  пределы республики.

В областной прокуратуре в комнате вещественных доказательств, кабинета криминалистики, нашли упакованную одежду как подозреваемого, так и потерпевшего, которые имели отношение к расследуемому делу, к сожалению орудия преступления не было, по материалам дела оно не было найдено  и поэтому не было приобщено к уголовному делу. Обрадовало то, что на одежде подозреваемого, точнее пиджаке обнаружены следы крови, но кому эта кровь принадлежит в заключении судебно- биологической экспертизы не было определено, или в свое время следователем не  были поставлены соответствующие вопросы эксперту или эксперт дал такое обтекаемое заключение.

Следующим этапом работы было установление места захоронения потерпевшего. Выезд на кладбище, где по словам сотрудников колонии был захоронен осужденный, а также по данным личного дела явствовало, что он захоронен на сельском кладбище, ничего не дал, так как каких либо надгробий не было, более того холмик сравнялся с общим фоном земли.

Хотя в личном деле погибшего были все его данные, а также номер бирки которая была прикреплена к его нижней конечности, как мне сейчас помнится №24. (При захоронении осужденных обычно к ноге тела умершего прикрепляется бирка с номером), место захоронения установить было невозможно с имеющимся в моем распоряжении арсеналом. Необходимо было найти прапорщика, которому по словам сотрудников учреждения было достоверно известно, где был захоронен погибший.

Как позже выяснилось, прапорщик был родом  из Украины и после отставки выехал на свою историческую родину. Я нашел его хороших знакомых, которые переписывались с его семьей и знали где он и его семья проживает. Получив у его знакомых адрес, я написал прапорщику письмо с приглашением попроведовать своих товарищей и знакомых, а заодно он показал бы место захоронения погибшего, осужденного поселенца, так как возобновлено уголовное дело, по вновь открывшимся обстоятельствам , в бытность которого было совершено убийство его подопечного.

То ли интерес к ходу расследования уголовного дела, так как он ушел в отставку без ответа на вопрос, кто же совершил убийство осужденного, то ли хотел навестить своих товарищей, но он сразу же согласился приехать, что меня очень обрадовало.

Тем временем я изучал семейное положение подозреваемого, повстречался с его женой. Эта была невысокая, с напуганным лицом женщина, которая никак не хотела входить в контакт. Причиной тому явилось, то что сожитель ее затретировал, постоянно избивал ее без повода. Я успокоил ее, предупредив, что о нашей встрече никто не узнает. Раскрепостив свои чувства она рассказала, как он над ней издевается. Связывал ее колючей проволокой, бросал под строптивого жеребца, который лягнув сломал ей руку. В ее присутствие полировал черенок лопаты, на ее вопрос зачет он это делает, ответил, что будет измерять глубину…, что он и сделал, при этом нанес травму, в больницу за медицинской помощью обратиться боялась.

Так же она рассказал о сыне, который находится в местах лишения свободы, за убийство ветеринарного врача и в настоящее время отбывает срок наказания. Пределом наглости и цинизма явилось, то что он запугал свою сноху и принудил ее сожительствовать с ним, при этом лежали в одной постели трое, жена, сноха и он, в в то время как сын отбывал срок наказания в местах лишения свободы. Все это вызывало возмущение, но как говорится нет худа без добра, я был уверен, что   предстоящая беседа с сыном подозреваемого, прольет какой то свет на преступление, совершенное более десяти лет тому назад, так как поведение отца в отношении его жены, явно дошло до него и если ему известно, что то про убийство, то он точно расскажет мне.

Установить место нахождения сына подозреваемого не составило большого труда, он отбывал наказание на юге республики, куда мне и предстало ехать в командировку. Но надо было успеть выполнить следственные действия до приезда бывшего прапорщика, который должен был мне показать место захоронения потерпевшего, осужденного поселенца. Времени было в обрез. Оформив командировку на следующий день я выехал в зону, где отбывал наказание сын моего подозреваемого. Покрыв расстояние более тысячи километров, я прибыл на место назначения, благо поезд по расписанию пришел утром. У меня целый день был впереди, остановив подвернувшееся такси я доехал до ИТУ (исправительно- трудовое учреждение).

Встретившись с начальником учреждения, я объяснил ему суть моего приезда и попросил оказать содействие. Мне был предоставлен кабинет для допроса осужденного, затем привели сына моего подозреваемого. Передо мной предстал молодой человек с угрюмым лицом и тяжелым взглядом. Если бы я его повстречал до совершенного им убийства ветеринара, точно сказал бы, что это потенциальный убийца. Советская юридическая наука отрицала теорию Ламброзо, который в результате исследований пришел к выводу, что есть категория людей склонных к совершению преступлений, этот был явно такой тип людей.

На поставленные мной вопросы он отвечал довольно охотно, но перед этим поинтересовался у меня, был ли я у них дома? Конечно, из тактических соображений мне нельзя было говорить ему, что я беседовал с его матерью.

Перед допросом я объяснил ему, чтобы он собрался с мыслями, не спешил, так как времени у нас много и поведал мне, что ему известно по факту убийства осужденного в селе, где он проживал.

И он поведал мне следующее; когда ему было около 14 лет, он вечером,  уже почти  стемнело, с отцом шел с животноводческой базы, где отец работал скотником, домой. По пути к дому, встретился мужчина, был он выпивший и начал придираться к отцу. Из разговора он понял, что между ними были неприязненные отношения. Этого мужчину он видел ранее, так как он также отбывал наказание в колонии поселении, как и его отец. Отец много с ним не разговаривал, вытащил нож и несколько раз ударил мужчину в грудь.

Он испугавшись, хотел убежать, но отец окриком остановил его и передал ему нож, чтобы он выкинул его в речку, которая находилась недалеко от места происшествия. Взяв нож он побежал к речке и забросил его в воду. После чего пошел домой, дома еще отца не было, он пришел примерно через полчаса. Утром следующего дня разнесся по селу слух, что убили осужденного- поселенца. В этот же день его допрашивал следователь, но он сказал, что ничего не видел и ничего не знает, так как отец его строго, под страхом наказания, предупредил, чтобы ничего и никому не говорил об увиденном.

Сразу же возникает вопрос, почему он сейчас решил дать показания? На мой вопрос он ответил, что замучила совесть и он не мог больше молчать.

Однако по нему было видно, что он нервничает и какая была  причина для беспокойства тоже было понятно. Он явно знал о судьбе своей жены. И показания он дал в отместку своему отцу. Так же возникал вопрос, насколько объективны его показания. При такой ситуации суд мог исключить эти показания, как доказательства, так как они даны под воздействием неприязненных отношений.

Далее я попросил свидетеля (он допрашивался в качестве свидетеля) описать нож, которым отец ударил мужчину и который он выкинул в речку. По его описанию это был так называемой нож «зэковской» работы длиной около 20-25 сантиметров. Рукоятка изготовлена из пластмассы белого цвета, на рукоятке имелись три начальные буквы фамилии владельца, т.е. его отца. Этим ножом часто отец резал хлеб, забивал на мясо овец.

Произведенным допросом и показаниями свидетеля я был удовлетворен. Задав несколько общих вопросов, я сказал ему, что у меня больше вопросов к нему нет, и спросил его, есть ли у него что либо добавить. Он промолчал, но когда я попрощавшись с ним направился к выходу из кабинета, он попросил узнать про его жену, так как она перед его арестом была в положении.

Закончив допрос, и поблагодарив сотрудников колонии, я на такси добрался до железнодорожного вокзала, купил обратный билет и пошел в зал ожидания, так как до отправления поезда было четыре часа. Сев на свободное кресло, я начал анализировать показания добытые в ходе допроса свидетеля. Возникал вопрос; почему он дал разоблачающие родного отца показания, что для этого может быть мотивом? Неприязненные отношения возникшие на почве непристойных действий отца в отношении его жены?

Или попытка очищения совести и снятия тяжелого груза с души? В моей следственной практике был случай, когда виновный в совершении убийства пришел с повинной и сознался в убийстве. Когда поинтересовался, что побудило его прийти с повинной, виновный рассказал о кошмарах, которые ему снились и потерпевший его во сне постоянно преследовал. Он уже был на грани психического срыва, боялся  засыпать, поэтому сознался в совершении преступления. Лучше отбыть срок за содеянное, чем сойти с ума.

Как найти орудие убийства- нож? Если свидетель дал правдивые показания, то нож должен лежать  в водоеме и его надо найти. Если нож лежит в водоеме более десяти лет, то что от него осталось? Металлический клинок ножа вероятно сгнил. Если металл сгнил, тот как на дне водоема обнаружить пластмассовую рукоятку ножа. Поисковые приборы не среагируют на пластмассу, тем более за такое время с момента убийства ил полностью затянул фрагменты ножа.

Чем я больше думал, тем четче вырисовывался план действий. Первым делом надо этапировать осужденного свидетеля к месту совершения убийства, чтобы он показал место, куда  забросил  нож. Вызвать прокурора- криминалиста из областной прокуратуры с техническими средствами, которыми оснащен чемодан прокурора- криминалиста, это металлоискатель высокой чувствительности и мощный магнитный подъемник.

У меня теплилась надежда, что какие то металлические фрагменты ножа остались, в частности я надеялся, что металлическая часть ножа под пластмассовыми накладками рукоятки не смогли сгнить, вот на этом фрагмент металла отреагирует металлоискатель, а магнитный подъемник его зацепит. А как обследовать водоем, бессистемно искать нельзя. Необходимо разбить его на участки. Опять возник вопрос, а как? Сразу же появился ответ. Надо разбить водоем, вернее участок который покажет свидетель, на квадраты с помощью буйков. Что использовать в качестве буйков? Мне представлялось, что лучше всего подойдут волейбольные камеры с привязанными к ним грузом.

Или от перемены климата или от долгого размышления разболелась голова. Я пошел на привокзальное кафе, заказал крепкий чай. После чаепития пошел на перрон, так как объявили посадку на мой поезд. Зайдя в вагон и найдя свое купе лег спать, спал не просыпаясь до своей станции, разбудил проводник.

По приезду я пошел в областную прокуратуру и доложил начальнику следственного отдела о результатах командировки, он обрадовался, прочитал показания свидетеля и похвалил меня за проделанную работу. Честно говоря, когда я возобновил уголовное дело, он не верил в результаты расследования, так как дело несколько раз возобновлялось и так

же безрезультатно приостанавливалось. Добытыми доказательствами он был удовлетворен. Пользуясь его благим расположением, я поставил вопрос о выделении средств для покупки буйков, т.е. волейбольных камер, а также озвучил свою просьбу о направлении в командировку мне на помощь прокурора- криминалиста с техническими средствами, когда к месту совершения преступления будет этапирован осужденный, но для меня его процессуальное положение свидетель, по расследуемому мной уголовному делу.

На мою просьбу о выделении средств для покупки волейбольных камер начальник следственного отдела сразу же отказал, пояснив, что на такие цели нет статьи расходов и что надо самим найти выход из положения. А прокурор- криминалист для оказания практической помощи будет командирован. Через несколько дней мне сообщили из колонии, что приехал бывший сотрудник из Украины и он направлен в прокуратуру. Через полчаса, предварительно постучавшись, вошел высокий мужчина среднего возраста.

Поздоровавшись я пригласил его присесть. После чего ввел его в курс расследуемого уголовного дела. Выслушав меня он сразу же назвал фамилию убитого осужденного поселенца, и добавил, что он может показать место его захоронения, так как много лет  назад он принимал участие в его похоронах. На ногу погибшего осужденного он лично прикреплял бирку с номером. Номер он не помнит, но согласно данных личного дела эта бирка под номером 24. После обеда мы выехали на сельское кладбище, прапорщик немного походив по территории кладбища, уверенно показал место, где был захоронен осужденный. В указанном месте не было никаких ограждений, памятников и других надмогильных сооружений. Земля была покрыта травой и просматривалось небольшое возвышение, указывающее на то, что когда то здесь был холмик.

На подготовку к эксгумации ушло два дня, так как надо было вызвать межрайонного судебно- медицинского эксперта, подготовить понятых и рабочих для раскопки могилы. Утром в назначенный день была произведена эксгумация трупа. На левой ноге, уже скелетированного трупа находилась бирка по номером 24. Для биологической экспертизы, в целях установления группы крови, были изъяты бедренные кости, которые в присутствии понятых надлежащим образом были упакованы и опечатаны. Сомнений, что эксгумированный труп принадлежит потерпевшему по делу не было.

Все изъятые при эксгумации трупа биологические объекты, с постановлением о назначении дополнительной биологической экспертизы были направлены в областное бюро судебно- медицинской экспертизы. Необходимо было идентифицировать кровь обнаруженную на пиджаке подозреваемого с группой крови убитого поселенца.

Следующим важным следственным действием было уточнение показаний свидетеля, который по другому уголовному делу находился в местах лишения свободы, т.е. сына подозреваемого, ранее мной допрошенного в исправительно- трудовом учреждении.

Свидетель был уже этапирован к месту совершения убийства. Он долго ходил по берегу водоема, вспоминал куда он более десяти лет тому назад выбросил нож. Но потом остановился, долго вглядывался в водоем, как будто рассматривал на дне выброшенный им нож, затем рукой показал место где может находиться орудие преступления – нож. После окончания следственного действия, свидетель попросил дать ему возможность повидаться с женой и матерью.

Такую возможность ему предоставили, но он не был рад встрече, видимо ему жена рассказала о случившемся, о том произошел выкидыш ребенка. Он требовал встретиться с отцом, но такую возможность ему не дали, так как последствия встречи могли быть плачевными. Сознавая, с отцом встретиться ему не удастся, он заплакал, плач перешел в рыдание. Мне как то было жаль его как человека, хотя он был преступником. Кроме закона, его за совершенное тяжкое преступление наказала в добавок и судьба, таким вот своеобразным образом.

Следующим по плану следственным действием был поиск ножа в водоеме. В назначенный день из областной прокуратуры приехал прокурор- криминалист со своим чемоданом. Он так и называется, чемодан прокурора криминалиста. В отличие от портфеля следователя, в котором также имелись спецсредства, чемодан криминалиста прекрасно оснащен, начиная с электронно- оптического преобразователя, металлоискателя, магнитного подьемника и кончая алмазным стеклорезом. (Кстати я вспомнил анекдот: «В одной из развивающихся стран, совершенно вооруженное нападение. Бандиты выкрали алмазный фонд государства- четыре алмазных стеклореза).

Купленные мной за свою зарплату сто волейбольных камер лежали дома. Домочадцы были удивлены и были в недоумении, зачем столько камер? А у второй половины, когда узнала, что все это я купил на свои кровные, лицо вытянулось до неузнаваемости.

Утром приехали на место предстоящей работы, накачали камеры насосом, привязали к ним грузы и разбили участок водоема на квадраты по четыре квадратных метра. Я настроил металлоискатель и раздевшись вошел в воду и начал с крайнего квадрата обследовать дно водоема. В наушниках сразу запищало, это указывало на то что обнаружен металлический предмет. Я обрадовался, решив, что мы нашли орудие преступления. Опущенный в воду магнитный подъемник извлек моток вязальной проволоки.

Обследуя квадрат за квадратом, мы извлекли десятки килограмм металлолома, но ножа не было. Переставив буйки на следующий участок водоема, мы вновь принялись за поиски орудия преступления, но безрезультатно. Уже шел пятый день обследования водоема. Прокурор- криминалист предложил прекратить поиски, но я настоял продлить поиски еще на один день. Уже закрадывалось сомнение, правдивые ли показания дал свидетель о месте нахождения ножа, возможно он перепутал место, куда он выбросил нож?

Возможно придумал свою версию, чтобы повидаться с женой, с матерью. Мысли роем крутились в голове.Однако внутреннее чутье подсказывало, что поиски надо продолжить. Приехав в очередной раз на место преступления для поиска ножа, решили, что если сегодня не постигнет удача, то поиски свернем. Я мельком взглянул на прокурора- криминалиста и увидел удовлетворение на его лице о предстоящем завершении поиска. Почти целую неделю он жил в условиях, далеких от городских и видимо изрядно ему надоело копание в иле, грязи с утра до вечера.

Во второй половине дня, где то в предпоследних квадратах, отмеченных буйками, в наушниках металлоискателя появился звук высокого тона, указывающий на то, что обнаружен металл. На это место, с целью извлечения обнаруженного металлического предмета был заброшен магнитный подъемник. Однако несколько попыток не увенчались успехом, вероятно предмет находился  под большим слоем ила. Одев маску и дыхательную трубку, так называемого водолазного снаряжения ;№1, вооружившись саперной лопаткой, я погрузился под воду и в месте, где среагировал металлоискатель, начал копать.

Слой ила взмутил воду, которая попала в дыхательную трубку, вынырнув на поверхность, воздухом выбил воду из дыхательной трубки, затем вновь погрузился в воду для дальнейшей раскопки. Занятие было не из приятных, так как водоем был грязным, здесь поили скот, овец, коров, лошадей.Умение пользоваться снаряжением, спасало от попадания грязной воды в рот. Раньше я занимался спортивной подводной охотой. У меня было снаряжение №1, туда входило небольшое количество предметов подводника, это маска, дыхательная трубка, ласты, а для охотника и подводное ружье, оно было двух видов, одно работало от энергии резинового жгута, а второе от энергии сжатого воздуха.

Последнее было наиболее удобным, так как одной заправки сжатым воздухом хватало на 50 выстрелов под водой. Рыба поражалась гарпуном, который бы соединен посредством шнура из синтетического материала. Применять акваланг для подводной охотой, не допускалось, так как это было браконьерством. Прекрасное занятие, -подводная охота. Благо, где прошли мои детские и юношеские годы, было более десятка озер с пресной и прозрачной водой и большим количеством рыбы.

            Удалив ил, с обследуемого участка на глубину 20-30 сантиметров, вновь забросили магнитный подъемник. Когда его подняли, то увидели какой то предмет притянутый магнитом. Предмет был окутан водорослями, а когда очистили, о Госпожа удача! Увидели пластмассовую рукоятку ножа и фрагмент ржавого металла, где должен был быть клинок.

Радость от результата тяжелого недельного труда, была неописуема. На рукоятке были выцарапаны три буквы, совпадающие с тремя первыми буквами фамилии подозреваемого в совершении убийства поселенца.

 

Да, недаром в книгах по личностному росту, приводится такая черта характера, как упорство, которое является основным качеством в достижении любой поставленной цели. В книге Марка Фишера и Марка Аллена «Учитесь мыслить подобно миллионеру» приводится следующее высказывание основателя IBM Томаса Уотсона:

 

 

 

«Ничто на свете не может заменить упорства.

 

Талант не может: талантливые неудачники- самое

 

обычное явление. Гений не может: непризнанные

 

гении вошли в поговорку. Образование не может:

 

мир переполнен образованными дураками. Только

 

упорство и решимость всемогущи».

 

 

 

По мнению товарищей из следственной отдела доказательств было достаточно для предъявления подозреваемому обвинения в совершении убийства. Да, на первый взгляд это было так; имеются такие доказательства, как показания свидетеля по делу, очевидца преступления, орудие убийства- нож, заключения различных экспертиз. Но меня что то останавливало.

Но я так же понимал, что если суд вернет дело на дополнительное расследование, то уже будет трудно выполнить определение суда, так как там будут невыполнимые требования, сформированные судом так, чтобы дело больше не вернулось в суд для рассмотрения. Я понимаю судью, так как большой опыт следственной работы по расследования особо тяжких преступлений, подсказывал, что любой судья не пожелает брать на себя ответственность рассматривать и выносить приговор по делу, которое более десяти лет лежало без движения, а санкция статьи уголовного кодекса, по которому будет предъявлено обвинение подозреваемому будет с квалифицирующими признаками и предусматривает меру наказания вплоть до высшей, т.е. смертной казни, более того если будет недостаточно доказательств для вынесения приговора.

 

Последний козырь, по моему мнению это было восстановление внешнего вида, т.е. лица погибшего, по методике Герасимова М.М. У меня сомнений, что убийство совершил мой подозреваемый, не было. Но тот ли человек убитый, труп которого мы эксгумировали, надо было подтвердить, чтобы не было сомнений. И действительно, при такой ситуации, когда на месте погребения отсутствует, крест, памятник, могильный холмик сравнялся с общим фоном земли, с момента захоронения прошло более десяти лет, а бирку на ноге могли перепутать и произвести запись в личном деле осужденного ошибочно.

Если мы эксгумировали труп не того человека, то пойдут насмарку доказательственное значение всех экспертиз. И на дальнейшем расследовании дела можно было поставить жирную точку. И я решил направить череп эксгумированного трупа в столицу бывшего Союза и с целью подготовки биологического объекта, поехал в межрайонную судебно- медицинскую экспертизу. Эксперт узнав с моих слов о цели моего визита, улыбаясь спросил, что опять приехал варить голову.

После обработки костей черепа, я упаковал его соответствующим образом, затем вышел на улицу и попросил первого встречного понюхать посылку, прохожий посмотрел на меня недоуменно и сообщил, что посторонних запахов нет. Обоняние у меня в тот момент было притуплено, так как в помещении морга, атмосфера далека от идеала и этот запах впитывается в одежду, волосы, кожу, даже служебное удостоверение пропитывается тяжелым запахом.

За продолжительное время работы следователем в органах прокуратуры, много повидал всевозможных трупов и погибших от преступлений, самоубийц, утопленников, погибших от действия низких и высоких температур, в результате несчастного случая, в том числе и на производстве, погибших от нападения зверей, а также домашних животных. Все это наводит на мысль, какая же тонкая грань между жизнью и смертью и приходит на память слова из известной песни, «жизнь это миг между прошлым и будущим…».

Жизнь коротка, зачем нужны войны, убийства, драки, ссоры. Человек существо совершенное, природа наделила нас всем, чтобы мы жили в гармонии с окружающим миром, но нет мы уничтожаем себя, наркотиками, алкоголем, табаком, отрицательными эмоциями. Ударяемся в накопительство, делаемся рабом вещей, подменяя человеческие отношения никому не нужными амбициями.

 

На экспертизе я задержался до конца рабочего дня. Эксперт, уважаемый человек предпенсионного возраста был профессионалом своего дела, выдаваемые им заключения отличались четкостью, охватывались все вопросы поставленные следователем в постановлении от назначении экспертизы. Хотя в подавляющем большинстве случаев судебно- медицинский эксперт не мог давать категоричные заключения, в отличие от дактилоскопической, генетической, криминалистической экспертиз, но тем не менее он стремился на основании тщательного исследования объекта, давать более категоричные заключения.

 

В конце рабочего дня он предложил искупаться, подышать воздухом соснового бора, на что я с удовольствие согласился, так как до отхода рейсового автобуса было более трех часов. На озеро доехали на его автомашине, время езды было около 15 минут. Раздевшись я бросился в воду, вода была теплая, спокойная без волн. Кругом были живописные горы. Природа здесь прекрасная, недаром эти места называют второй Швейцарией. Только почему- то непонятно почему вторая, а может быть первая, но не Швейцария.

Полчаса покупавшись недалеко от берега, я заплыл на приличное расстояние в сторону середины озера. Плавание для меня большое удовольствие. Детство мое прошло около реки и сколько себя помню, детство связано с водой, с купанием в реке, рыбалкой, охотой. По гороскопу я рак, который тоже относится к водному знаку. Вот почему я хорошо чувствую себя в воде. Если нет приличного водоема, где можно искупаться, я неважно себя чувствую. А когда искупаюсь, проходит всякая усталость и хворь. А как превосходно себя чувствуешь себя после обливания холодной водой из колодца, зимой. Неописуемое состояние.

 

Лимит времени до отхода автобуса уже исчерпался, мой напарник по купанию отвез меня на вокзал. Я его поблагодарил за помощь в подготовке материалов для отправки в НИИ, а также за предоставленную возможность искупаться и сел в рейсовый автобус, благо не надо было стоять в очереди и покупать билеты, так сотрудники прокуратуры на общественном транспорте ездили по предъявлению служебного удостоверения.

 

Устроившись поудобнее я начал размышлять и анализировать добытые доказательства по расследуемому делу. Имеются показания основного свидетеля, орудие убийства- нож, вернее его фрагмент, рукоятка  с первыми тремя буквами фамилии подозреваемого. Эксгумированный труп, с биркой на нижней конечности. Заключение биологической, судебно- медицинской экспертизы. И ожидаемая информация с лаборатории Герасимова М.М.

 

Михаил Михайлович Герасимов был советским антропологом и скульптором. В результате научных исследования доказал, что формы костей и мягких покровов тела человека находятся в тесной взаимосвязи. Он признанный авторитет в пластической реконструкции лица по черепу. По сохранившимся черепам профессор Герасимов М.М. воссоздал скульптурные изображения Рудаки, героя «Слова о полку Игореве» князя Всеволода Святославовича, Ивана Грозного, Тимура, великого русского флотоводца Ушакова.

Метод восстановления лица по черепу применяется и в криминалистической практике. В 1940 году по черепу Герасимовым было восстановлено лицо убитой женщины, у которой отсутствовала нижняя челюсть. После восстановления лицо сравнили с фотографией обнаружили очень сходные черты. В ходе расследования было установлен убийца, им оказался ее муж, который был уличен и осужден. В последние годы эта методика часто применялась при расследовании преступлений. Одним из последователей Герасимова М.М., является Ноэль Шаяхметов, бывший начальник Актюбинского бюро судебно- медицинской экспертизы.

 

По приезду, на следующий день в прокуратуре составил дальнейший план расследования уголовного дела. Необходимо был провести следственное действие по предъявлению на опознание орудия преступления- ножа, сыну подозреваемого. Однако этапировать его было нежелательно, так как на это ушло бы много времени, тем более срок следствия по возобновленному делу истекал. Поэтому я решил выехать в места лишения свободы, где содержался мой свидетель для предъявления ножа на опознание.

 

Я вновь проделал путь длиной в тысячу километров к месту заключения, где содержался мой свидетель. Руководство ИТУ встретила меня радушно, оказало необходимую организационную помощь.  В представленном мне кабинете, я на столе разложил четыре ножа, в числе которых был нож изъятый со дна водоема. Пригласил понятых, разъяснил их права и обязанности предусмотренные уголовно- процессуальным законодательством.

После моей команды завели моего знакомого свидетеля, ему также была разъяснена суть проводимого следственного действия и его права и обязанности, однако взглянув на стол с разложенными ножами он понял, что от него требуется. Я спросил у него о том, что есть ли среди ножей находящихся на столе, нож, который передал ему отец, после нанесения ударов им осужденного поселенца и, который он выбросил в речку более десяти лет тому назад?

Недолго раздумывая, свидетель указал на нож, без клинка, который был извлечен нами из водоема, и подтвердил, что именно этим ножом его отец ударил осужденного, который встретился им, когда они с отцом шли с работы и именно этот нож по просьбе отца он выбросил в водоем, находящийся недалеко от места совершения убийства.

 

Наши многодневные поиски ножа дал и свой результат, во первых был найдено орудие преступление- нож, во вторых свидетель опознал нож, как нож которым было совершено убийство. Получив такие веские доказательства, я выехал домой для продолжения работы над уголовным делом и выполнения запланированных мероприятий, согласно плана расследования находящегося уголовного дела. По приезду я доложил в следственный отдел о результатах командировки. Начальник следственного отдела, удовлетворенный поездкой поощрил меня в устном виде.

Он пристально следил за ходом расследования уголовного дела, так как увидев положительные результаты расследования, проявил большой интерес и оказывал всяческую поддержку, что нельзя было сказать когда я возобновил приостановленное уголовное дело и приступил к расследованию. Тогда ему вероятно казалось, что это очередная компания амбициозного следователя, что я как и остальные следователи, которые брались за дело, возобновлю уголовное дело, в лучшем случае проведу несколько следственных действий, а потом за отсутствием доказательств вновь приостановлю его. Но теперь у меня имелась стройная цепочка доказательств, не противоречащих друг другу, а наоборот, логически взаимно дополняющих друг друга.

 

Из центра поступили материалы по восстановлению прижизненного облика (лица) по черепу потерпевшего по делу, восстановленному по методике Герасимова М.М. Восстановленная внешность была очень похожа на прижизненную фотографию убитого. Теперь развеялись все сомнения о личности эксгумированного трупа. Также и имелись результаты повторно назначенной судебно- биологической экспертизы, которая по костным останкам потерпевшего определила группу крови и идентифицировала ее с кровью обнаруженной на пиджаке подозреваемого, который все эти годы хранился  как вещественное доказательство в кабинете криминалистики областной прокуратуры.

Вескими доказательствами были и показания сына подозреваемого, проходившего по делу как один из основных свидетелей, протокол осмотра водоема где был обнаружено орудие преступления- нож, протокол опознания свидетелем ножа, а также другие собранные по делу доказательства.

 

Оставалось следственное действие как , допрос подозреваемого в совершении убийства. Да я понимал, что придется иметь дело с отпетым уголовником, с человеком, которому не известно такое человеческое качество, как жалость. Ранее совершенным преступлением о доставил глубокие страдания одинокой женщине, единственного сына которой он убил и за которое отбывал наказание. Страдания доставил не только ей, но и своему родному сыну, насильно, путем угроз склонив его жену и свою сноху  к сожительству при живой своей собственной жене.

Это был не заурядный уголовник и к его допросу необходимо было тщательно подготовиться. Первый допрос я решил провести в здании РОВД, так как после допроса в качестве подозреваемого, решил ему предъявить обвинение и избрать меру пресечения в виде ареста, так как после предъявления ему таких неопровержимых улик, в совершении убийства, ему ничего не остается как совершить побег, поэтому его на свободе оставлять было нельзя. Как я говорил выше, он находился на вольном поселении, по окончании отбывания почти двадцатилетнего срока наказания, за хорошее поведение ему был изменен режим наказания в сторону его ослабления и  в переведен в колонию- поселение.

А поскольку он имел семью, он мог жить вне зоны, но был обязан ежедневно отмечаться в ИТУ. Вот в таком режиме жил подозреваемый. О том, что против него следственные органы собирают доказательства о его причастности к убийству осужденного поселенца, он вероятно знал, так как такие вести распространяются быстро, и особенно среди осужденных.

 

Подозреваемого завел сотрудник оперативной части колонии. Я пригласил его  присесть (приглашение «садись» обычно парируется ответом осужденного, «я и так сижу»). Бросив на меня недружелюбный взгляд исподлобья, он сел напротив меня. Первым  вопросом у меня к нему был вопрос о ранее совершенном преступлении. На него он отвечать не стал, а просто заметил, что я давно изучил его личное дело, и о нем знаю достаточно многое, и зачем задавать ненужные вопросы, не относящиеся к делу.

Следом же он задал мне свой вопрос, зачем он понадобился следователю прокуратуры. Я ему сказал, что он подозревается в совершении убийства осужденного, более десяти лет тому назад. Он засмеялся и с сарказмом ответил, что его « таскали» по этому делу в год совершения убийства, однако вину его не доказали и в отношении него дело было прекращено за недостаточностью улик. Так же заметил, что «таскали» многих осужденных и у убитого со многими были неприязненные отношения, а напротив он с ним был в «ладах».

 

Постепенно я начал вводить его в курс собранных по делу доказательств. О том, что на его пиджаке обнаружена кровь убитого. Найден на дне водоема принадлежащий ему нож, который по его указанию выбросил его сын, в настоящее время отбывающий наказание за совершенное преступление в местах лишения свободы. Когда он услышал, сделал сострадальческую гримасу и сказал, что его сын изверг, убил совершенно невиновного ни в чем неповинного человека, хорошего специалиста совхоза. После услышанных от подозреваемого слов, в отношении своего родного сына, я понял, что он догадывается, что я был в местах лишения свободы, где отбывает наказание его сын и вероятно он также догадывался, что сын дал уличающие его показания. Кроме того сыну известно о взаимоотношениях отца с его женой.

 

Изучив все предъявленные доказательства о его виновности в совершении убийства,

 

сказал, что он никого не убивал и убийцу надо искать в другом месте. В отношении пиджака со следами крови сказал, что это не его пиджак, нож также не его, а вырезанные буквы на ноже могут быть инициалы  или начальные буквы фамилии другого человека. По поводу показаний против него сына, сказал, что сноха сама влезла к нему в постель и сын узнав про это, из за неприязненных отношений дал против него показания и проговорился сказав, что его в тот вечер с ним не было. Проговорив эту фразу он изменился в лице, но не подал признаков волнения, самообладанию его надо было позавидовать. Знакомиться с протоколом допроса в качестве подозреваемого и подписывать его он категорически отказался, но в конце своих показаний дописал, что в убийстве осужденного поселенца он не виновен, и никакого убийства он не совершал.

 

Здесь мне вспомнились ляпсусы, которые допускаются в детективных художественных сериалах. Так в частности, «киноследователь», предупреждает подозреваемого, о том, что если он не даст правдивые показания, что ему «пришьют» статью за дачу ложных показаний. Однако это грубо противоречит уголовно- процессуальному законодательству, так как подозреваемый не может быть привлечен за дачу ложных показаний, он может нести любую «билиберду» или отказаться от дачи показаний, это его право.

 

После окончания допроса, я объявил подозреваемому, что в отношении него избрана мера пресечения- содержание под стражей, и  что ему в течении десяти дней будет предъявлено обвинение. Данное известие он воспринял без особого энтузиазма, но волнения не показал. Когда уводил его вызванный конвой, обращаясь ко мне сказал:  «Начальник ты мне ничего не докажешь!» Да, был орешек крепкий, ничего не скажешь.

 

На следующем допросе подозреваемому было предъявлено обвинение в убийстве с квалифицирующим признаком, как «убийство двух и более лиц», так как за первое убийство от отбывал наказание, а за второе убийство привлекался к уголовной ответственности.

 

Предъявленное обвинение в совершении убийства, он не признал, подписывать постановление о привлечении в качестве обвиняемого отказался. Однако доказательств о том, что именно им было совершено преступление, было достаточно.

 

Во времена сталинского режима и периода репрессий, унесшего сотни тысяч жизней, научной основой юридической науки, был принцип «объективного вменения», прародителем которого был академик Вышинский (кстати ранее Свердловский юридический институт до разоблачений культа личности Сталина, на ХХ съезде КПСС, был «имени Вышинского»). Царицей доказательств, как раньше выражались, было само признание подозреваемого «о заговоре», основное обвинение политических заключенных было с такой формулировкой. Обвинение строилось только на признании подозреваемого. А как добывалось признание, об этом все знают, человека истязали, подвергали нечеловеческим пыткам, человек не выдерживал пыток. Его попросту и физически и морально «ломали», человек не выдержавший такие пытки, готов был подписать любое обвинение, вплоть до «заговоре на планете Марс».

 

Подготовив уголовное дело я передал его для утверждения обвинительного заключения прокурору. После чего дело было направлено для рассмотрения по существу в областной суд, так как это дело было областной подсудности. Обвиняемый был этапирован в следственный изолятор.

 

По истечении месяца было назначено слушание уголовного дела, выездным составом областного суда. Дело рассматривалось в здании районного отдела внутренних дел,

 

под усиленной охраной, чтобы предотвратить возможную попытку побега. Один из конвоировавших, младший сержант, впоследствии рассказал, что боялся подсудимого, который был пристегнут к его руке наручником, что он с ним что нибудь совершит или со второго этажа выпрыгнет вместе с ним из окна.

 

Председатель состава суда, опытный судья, почти всю жизнь проработавший на этой должности, тщательно обследовал все доказательства, предоставленные стороной обвинения, взвешивает за и против. В течении нескольких дней рассматривалось уголовное дело, подсудимый отрицал свою причастность к убийству, но представить свои веские доказательства суду о своей непричастности или алиби не мог.

 

Завершив судебное следствие, прения сторон судебного процесса; речь государственного обвинения и стороны защиты, суд объявил, что оставляет заслушивание последнего слова подсудимого, на следующее судебное заседание. Было уже очевидно, что суд на основании представленных доказательств, доводов стороны обвинения и защиты, руководствуясь своим внутренним убеждением, вероятно вынесет обвинительный приговор подсудимому в совершении убийства осужденного поселенца.

 

Однако подсудимому не суждено было сказать свое последнее слово на судебном процессе. Буквально за два дня до очередного судебного процесса из областного следственного изолятора пришло сообщение о том, что подсудимый умер и что по факту его смерти проводится дознание.

 

Вот так закончилась история уголовного дела, как говорят следователи «прошлых лет».

 

Не суждено было сказать своего последнего слова  человеку, на совести которого загубленные  жизни двоих людей.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Понравилась статья? Расскажите друзьям.
Общайтесь со мной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>